Карл Двайр и Энн Стовос - преподаватели в колледже Спрингдейла. Колледж существует уже более 30 лет, а Двайр был его преподавателем чуть ли не с самого основания. Стовос - относительный новичок, недавно исполнилось 3 года с начала ее работы в колледже. Последние 2 года шли разговоры о том, чтобы создать профсоюз преподавателей. Интерес к этому возник в связи с двумя событиями. Во-первых, из-за уменьшения числа студентов колледж испытывал финансовые трудности. Без адекватных доходов от платы за обучение колледж испытывал затруднения с выплатой зарплаты преподавателям. В результате были сокращены шесть преподавательских должностей. Второе событие заключалось в том, что уже третий год подряд преподаватели получали лишь двухпроцентное повышение зарплаты. В других колледжах штата повышение было больше, и некоторые преподаватели ощущали себя в безвыходном положении.

В кампусе появлялись представители разных профсоюзов; многие выступали в поддержку выборов по поводу вступления в профсоюз, которые должны были состояться через месяц. Однако мнения преподавателей разделились. Одни открыто поддерживали профсоюз, другие выступали против, но большинство не высказывали своего мнения. Двайр был против идеи коллективных переговоров; Стовос - за. Поскольку у них был общий рабочий кабинет, эта тема часто возникала в разговорах. Однажды они обсуждали, совместимы ли цели профсоюзов с целями высшего образования.

Разговор начал Двайр: «Мне кажется, что колледж - не место для горластых пикетчиков, несущих плакаты и угрожающих избить любого, кто пересечет линию пикета. Колледж - это место для спокойного научного размышления, возможность обучать заинтересованных студентов и рассуждать о более глубоких ценностях. Я здесь с тех пор, когда тут стояло только пять зданий, а штат сотрудников составлял двадцать человек. Я не хочу видеть, как это место превратится в игровую площадку для головорезов».

«Ты смотришь слишком много фильмов, Карл, - ответила Стовос. - Никто не собирается превращать Спрингдейл в поле сражения. Я хочу того же, что и ты. Я пришла сюда не для того, чтобы мне угрожали физической расправой. Я хочу этого не больше, чем ты. Но я также хочу, чтобы администрация относилась ко мне справедливо. Я бы хотела застраховаться от произвола. В этом же нет ничего аморального, не правда ли?»

«Ты думаешь, что профсоюз сможет предотвратить сокращения и добудет нам 20-процентное годовое повышение зарплаты?» - иронично заметил Двайр.

«Нет, не думаю, - ответила Стовос, - но профсоюз может обеспечить справедливую политику сокращения. А если все получают 8-процентное повышение, может быть, профсоюз поможет нам и в этом. Профсоюз не творит чудес, но он может помочь предотвратить несправедливость».

«Ты не понимаешь, Энн. Колледж - это не фабрика. В колледже руководствуются другими идеалами. Здесь главное не прибыль, а образованность, знания. Мы должны создавать должную атмосферу для пытливых умов, для обучения и личностного роста. Если бы меня интересовали только деньги, я бы не стал преподавателем колледжа», - ответил Двайр.

«Нравится тебе это или нет, Карл, мы работники, как и остальные работающие люди. Что плохого в том, чтобы попытаться добиться справедливого отношения на работе? Мы, как и все, должны чем-то оплачивать счета и на что-то содержать семью. Я не понимаю, чем колледж “отличается” от любого другого работодателя».

«В этом-то вся проблема, - ответил Двайр. - Колледж - это не просто работодатель, а у нас не просто работа. У нас карьера, и успех нашей карьеры зависит от условий, которые будут способствовать тому, что мы пытаемся делать. Профсоюзным организаторам, пикетным линиям, трудовым контрактам и посредникам не место в колледже».

«Я не понимаю, почему колледж должен быть освобожден от обязанности относиться к своим работникам справедливо, как и любой другой работодатель. Что делает колледж таким особенным?» - спросила Стовос.

«Двадцать, даже десять лет назад была бы абсурдна сама мысль о профсоюзе. То, что сейчас мы это обсуждаем, - лишь доказательство того, что качество образования в нашей стране падает. Могу себе представить: “Извините, ребята, это наше последнее занятие. С понедельника я бастую”», - раздраженно сказал Двайр. Он встал из-за стола, взял свое пальто и шляпу и отправился на занятие.

«Не думаю, что тебе было бы приятнее провести последнее занятие, потому что твою должность сократили», - сказала Стовос вслед.