Ведущим банкиром Америки Джон Пьерпонт стал после Гражданской войны (1861—1876). Морган организовал международный синдикат для выведения на рынок новых федеральных облигаций. Он сумел доказать, что эмиссию ценных бумаг, даже в очень больших объемах, можно контролировать. Его советы пришлись как нельзя кстати: за 10 лет правительство США не только выплатило почти $ 1,5 млрд долгов, но и даже сэкономило около $ 200 млн. К мнению Джона Пьерпонта Моргана стали прислушиваться в Вашингтоне.

 

Не доверял ему, пожалуй, лишь единственный человек — отец. Ревностный протестант Джон Юлиус Морган считал многие начинания сына слишком рискованными и не одобрял агрессивную манеру сына вести дела. Но и отец признавал, что Джон Пьерпонт обладает редкостным чутьем, причем не только на возможную денежную прибыль. Так, Морган-младший с восторгом встретил известие о первой электрической лампочке, созданной Томасом Эдисоном. Отец Джона Пьерпонта отнесся к этому изобретению сначала скептически, но в конце концов под давлением сына согласился вложить деньги в рискованное предприятие Эдисона. Когда же Джон Пьерпонт оборудовал электрическим освещением свою виллу и здание нью-йоркского банка на Уолл-стрит, американцы ходили смотреть на них, как на главный аттракцион города. Так лампочка Эдисона начала свое триумфальное шествие по миру. А самому изобретателю банковский Дом Моргана помог создать компанию GeneralElectric.

Личная жизнь финансового гения, можно сказать, не удалась. После смерти любимой жены Морган женился вторично, но семейного счастья не обрел, зато стал скандально знаменит своими супружескими изменами. Перу современника Моргана, Кеннета Фишера, принадлежат слова: «Под маской преуспевающего бизнесмена и респектабельного джентльмена скрывался человек, которому были чужды представления о порядочности в семейных делах. Он был настоящим сердцеедом и менял любовниц как перчатки».